•      Войти
  • Документальная история гибели транспорта«Зальцбург»

    Документальная история гибели транспорта«Зальцбург»

    Документальная история гибели транспорта«Зальцбург». Я публикую эту статью с разрешения автора, Скробач Александра Владимировича

     

    Документальная история гибели транспорта«Зальцбург»

    Введение

    События, связанные с конвоем транспортов «Царь Фердинанд» и «Зальцбург» начались 25 сентября 1942 года.

    Согласно КТВ порта Николаев, в этот день «Царь Фердинанд» и «Зальцбург» пришли в Николаев. С 25 по 27 число включительно, суда выгружали солому и уголь, 28 сентября на «Зальцбург» загрузили 840 тонн железной руды, а «Царь Фердинанд» продолжал выгружать уголь, после чего начал погрузку зерна. Отправление «Зальцбурга» планировалось на 12 часов 29 сентября, а «Царя Фердинанда» на 14 часов того же дня. Однако, 29 сентября, на «Зальцбург» стали дополнительно грузить 2300 советских военнопленных, в результате, отправление судна задержалось, и пароходы покинули Николаев не ранее 14 часов 29 сентября.

    В 05.00 30 сентября оба судна прибывают в Очаков, и ровно через сутки, в 05.00 1 октября, «Зальцбург» и «Царь Фердинанд» в сопровождении катеров FR-1.3,9,10 уходят в западном направлении. Известна точная сводка погоды на момент выхода транспортов из Очакова: давление 279, постоянно, температура воздуха 15 гр. Цельсия, влажность 53 %, волнение на море 4 бала, переменная облачность, пасмурно, видимость 5 миль.

    Ход событий, непосредственно связанных с торпедированием «Зальцбурга» и проводимой после этого спасательной операцией, удалось документально проследить по содержащемуся в ЖБД Эскортной группы «Сулина»; отчету немецкого офицера связи при соединении румынских канонерских лодок, лейтенанта Шая, составленного им уже после произошедших событий (не ранее утра 4 октября 1942 года), по ЖБД Морского учебного командования Констанца, а также ЖБД Адмирала Черного моря.

    Согласно этим документам, события того трагического дня, развивались следующим образом:

    В 11.45 1 октября 1942 года, на траверзе Бугаза канлодки «Стихи», «Гикулеску» и КАТЩ МР-7 приступили к сопровождению пароходов, сменив FR катера.

    В 12.35 был изменен порядок конвоя. «Стихи» принимает руководство конвоем, за ней следуют «Царь Фердинанд» и «Зальцбург». «Гикулеску» и МР-7 находятся в охранении транспортов со стороны левого борта. Дальнее охранение обеспечивает румынский разведывательный самолет.

    В 12.40 конвой двигался со скоростью в 10,5 узлов.

    В 13.55 лейтенант Шхлау отмечает в своем Отчете следующее: «Море 3-4 балла, длинная зыбь, глубина 14 метров. Конвоирование видится проходящим безупречно».

    В 13.57 в точке с координатами 45 гр. 55 мин. N/30 гр. 21,5 мин. E «Зальцбург» был торпедирован. При этом в Отчете отдельно отмечено, что погодные условия в момент торпедирования корабля (волнение, зыбь) просто исключали саму возможность обнаружения торпедного следа или самой ПЛ. Пароход быстро и равномерно осел до уровня 1,5 метра под клюзом.

    В 14.00 на «Стихи» объявлена ПЛО тревога. На «Зальцбург» отправлено сообщение: «Продолжить движение, или выброситься на пляж».

    На основе своих наблюдений, выполненных сразу после подрыва транспорта, лейтенант Шхлау делает первые выводы, о причинах произошедшего: «Взрыв у борта «Зальцбурга» в 13.57 был ощутимо затяжным, что является знакомым явлением при торпедных взрывах. Взрыв сопровождался столбом воды в 1,5 метра высотой по сравнению с надстройками судна. Правый борт парохода, тем не менее, нужно осмотреть, постепенное и непрерывное оседание судна позволяет сделать вывод о торпедах небольшого калибра. Утечка пара последовала через 2 минуты после взрыва. Примерно через 13 минут «Зальцбург» затонул с креном на нос».

    Тем временем, «Стихи» шла самым полным ходом, ориентируясь по береговым ориентирам, и выполняла ближнее охранение «Царя Фердинанда», движущегося противолодочным зигзагом.

    В 14.07 «Стихи» сообщает в Штаб МУКК о ПЛО тревоге в точке с координатами 45 гр. 55 мин. N/30 гр. 21 мин. E.

    В 14.10 отправляется сообщение на «Царь Фердинанд»: Идти в Сулину зигзагом и самым полным ходом. Сторожевой катер (МР-7) вступает в охранение.

    «Зальцбург» лежит на грунте, мачты, дымовая труба и надстройки судна возвышаются над водой.

    В 14.15 отправляется сообщение на МР-7: «Как только катер наполниться, вступить в охранение «Царя Фердинанда»». То есть, катер сначала должен был сначала снять людей с «Зальцбурга», а уже только потом заступить в охранение транспорта. Практически сразу же со «Стихи» на МР-7 отправляется разъяснение к предыдущему сообщению: «Спасать только немцев и румын».

    На первый взгляд, такой приказ может показаться преступным, но надо иметь в виду, что катер МР-7 был совсем небольшим судном, и спасти он мог максимум 20-30 человек. По сравнению с 2300 пленными, находившимися на судне, это – капля в море, а вот по сравнению с 70-80 немцами и румынами – заметная величина. При этом обеспечить охрану пленных в таких условиях было бы крайне трудно. Поэтому, немцы приняли прагматичное решение – взять на катер только немцев и румын и сразу же отправить их в Сулину. Так как настройки, мачты и трубы транспорта остались над водой, а температура воздуха была 15-20 градусов Цельсия, то немцы, вероятно, решили, что они располагают достаточным временем для организации операции по спасению всех пленных, остающихся на «Зальцбурге».

    Согласно полученному приказу, «Гикулеску» и МР-7 сразу приступают к спасательной акции.

    В 14.20 самолет на удалении 2 морских миль обнаруживает ПЛ.

    В 14.37 лейтенант Шхлау формулирует свои соображения относительно сложившейся ситуации:

    1) Ветер и метеоситуация благоприятствуют скорости «Царя Фердинанда» (от 11 до 13 узлов) и не допускают накопление ПЛ, оперирующих в этих прибрежных водах.

    2) Допустимо более позднее начало движения «Царя Фердинанда» в Сулину в обеспечении катера МР-7. Даже, при движением транспорта зигзагом, запаса топлива на катере хватит до Сулины.

    3) Обеспечение места аварии и участия в спасательной акции принимается как необходимое.

    4) Сигнал ПЛО тревоги с самолета делает возможным присутствие в районе сразу 2 подводных лодок противника.

    Из этих соображений, вытекает следующее решение:

    «Стихи» защищает место аварии и участвует в спасательной акции. MR-7 прикомандировывается к «Царю Фердинанду».

    В 14.30 отправляется сообщение в Штаб МУКК: « В 14.15 «Зальцбург» затонул от торпедного попадания. Проводится спасательная операция».

    Штаб МУКК сразу же принимает меры к организации спасательной операции. Однако в ЖБД отмечается, что существующая метеорологическая ситуация делает спасательную акцию в высшей степени трудной, из-за недостатка подходящих транспортных средств. При конвое находились только канонерские лодки «Стихи» и «Гикулеску» водоизмещением по 375 тонн каждая, а также КАТЩ MR-7, о мореходности, величине, а также вооружении, которого в Штабе МУКК ничего не было известно. В Бугасе имелись только несколько FR и D катеров, а в Сулине находились лишь два буксира. Оба последних, не смотря на погоду, по расположению ВМС ускоренно готовились к выходу на место аварии «Зальцбурга». Кроме того, в 15.45 была отправлена радиограмма в Бугас для FR и D катеров: «При погоде сразу двигаться к месту аварии «Зальцбурга», в точку с координатами 45 гр 55 мин/30 гр 21 мин. Подтверждение исполнения доложить.»

    В 16.40 со «Стихи» был обнаружен солнечный отблеск в 3/4 морских миль к югу, между канлодкой и местом гибели судна. То же самое наблюдение делается и с «Гикулеску». Одновременно самолет дает в 1-2 морских милях в западном направлении сигнал ПЛО тревоги, что вновь говорит лейтенанту Шхлау о присутствии в районе гибели «Зальцбурга» сразу двух советских ПЛ.

    Канлодки бросаются в атаку, однако, скоро выясняется, что точка бомбометания находится на пересечении курсов. По-сути, атака кораблей была попросту сорвана. Естественно, никаких результатов бомбометания в Отчете лейтенант Шхлау не упоминает. Причину же срыва атаки, он охарактеризовал следующим образом: «Как это всегда бывает, если командиры не показывают выносливости, бросают непродуманно несколько глубинных бомб, и не делают выводов из полученного опыта». Как говориться, комментарии здесь излишни.

    В 16.45 катера FR-1,3,9,10 вышли из Бугаса к месту аварии «Зальцбурга».

    В 17.15 «Стихи» и «Гикулеску» начали переход в Сулину и одновременно с этим, заканчивается и прикрытие с воздуха. В это же самое время с «Гикулеску» вновь была объявлена ПЛО тревога. Канлодка выполнила короткую атаку глубинными бомбами и вернулась к «Стихи». Результаты атаки в Отчете Шайя не зафиксированы.

    В 17.32 в Штабе МУКК получена радиограмма с канонерской лодки «Стихи» следующего содержания: «Все спасаемые приняты (на борт). 70 русских висят на мачтах. В 17.15 начат переход (в Сулину). Подпись: лейтенант Шай».

    20.00 Волнение на море – 2 балла. длинная зыбь, видимость – 0,5 мили.

    В 20.45 со «Стихи» обнаружены красные огни под побережьем. Выяснилось, что MR-7 сел на мель в Килийском гирле.

    Скоро с МР-7 было получено сообщение: «Катер не освобождается, не ожидайте нас в течении длительного времени».

    Лейтенант Шай отмечает, что капитан «Стихи» не предпринимает никаких спасательных действий. Согласно Отчету, катер (МР-7) плотно сел на грунт в 600-1000 метрахот побережья. На его борту находятся, как спасенные с «Зальцбурга», так и члены экипажа самого катера. Их спасение возможно, как с берега, так и с канонерских лодок.

    Командир «Стихи» доводит до Шайя свое решение:

    «При такой метеорологической ситуации я не могу освободить катер, а также, не могу помочь попавшим в кораблекрушении (то есть, экипажу катера) и румынским солдатам (находящимся на борту катера). Помощь потерпевшим крушение не возможна».

    После чего, командир «Стихи» просит «Гикулеску» попробовать подойти к катеру и спасти людей. В 20.55 на канлодку отправляется сообщение:

    « Пожалуйста, попробуйте спасти катер и экипаж».

    В ответ приходит сообщение с «Гикулеску»: «Сопроводите меня»?

    На что, капитан «Стихи» отвечает: «К сожалению, нет».

    «Гикулеску» поворачивает назад. Капитан «Стихи» также приказывает повернуть назад. Обе канлодки уходят в Сулину, а на МР-7 в 21.00 отправляется радиограмма следующего содержания:

    «Пытайтесь помочь себе сами. Катера из Килии и буксир из Сулины выходят немедленно».

    В 21.20 Согласно приказу МУКК эсминец «Марешти» и минзаг «Мурджеску» выходят из Констанцы, планируя на рассвете достичь места аварии «Зальцбурга» и оказать помощь потерпевшим крушение. Причиной посылки этих кораблей явилась не уверенность Штаба МУКК в том, что при такой погоде «немногочисленные мореходные FR-катера флотилии Дуная» смогут проводить хоть какие-нибудь спасательные работы.

    В 22.30. Обе канлодки пришли и отшвартовались в Сулине

    После чего следует краткий отчет по телефону лейтенанта Шайя в Штаб МУКК. В КТВ МУКК зафиксированы основные моменты этого отчета. В нем, в частности, говорилось следующее: «После начала оказания помощи посредством транспортных средств конвоя, пароход «Царь Фердинанд» был отпущен руководителем конвоя с частью спасенных в Сулину. Так как складывалось впечатление, что несколько подводных лодок противника могли находиться поблизости, то транспорт подвергался угрозе торпедирования, как поблизости от места аварии, так и на удалении от него. Поэтому, находящийся в составе конвоя КАТЩ MR-7, после взятия на свой борт спасенных с «Зальцбурга», был по приказу, также отпущен, в Сулину для конвоирования «Царя Фердинанда». В течение ночи MR-7 потерпел крушение поблизости от устья Кили».

    Так как метеорологическая ситуация не позволяла послать для спасения катера буксир, то ВМС пришлось обратиться за помощью к румынским рыбакам, которые и сняли с катера часть потерпевших крушение. Всего по румынским данным от полдня 2 октября, с катера МР-7 было спасено 42 человека.

    Из Сулины для оказания помощи MR-7 вышел буксир «Бессарабия», однако, он вернулся назад без результата (прибыл 2 октября в 05.45 ч.).

    В 20.00 1 октября «Царь Фердинанд» пришел в Сулину. На его борту находились 13 человек из экипажа «Зальцбурга», 5 человек из состава зенитного расчета и 16 человек из румынской охранной команды, вместе с офицером, а также, 133 русских военнопленных.

    Тем же вечером катера FR-1,3,9,10 пришли от места аварии в Бугас с 75 пленными на борту. После консультации с шефом военно-морских сил командир отделения отдает приказ передать пленных румынским органам власти. С большой долей уверенности можно утверждать, что это были именно те «70 русских, висящие на мачтах», о которых упоминал в своем сообщении лейтенант Шай.

    В конце суток 1 октября в Штабе МУКК было принято решение о том, что «Марешти» и «Мурджеску» останутся на месте гибели «Зальцбурга» в течении всего дня 2 октября, при этом, авиация должна будет оказать кораблям всевозможное содействие в противолодочном поиске. Авиагруппа №125 ставится об этом в известность.

    События 2 октября 1942 года, связанные с «Зальцбургом» развивались следующим образом.

    Днем буксир пытался снять с мели МР-7. однако, осадка буксира (более 2 м) не давала возможности подойти к MR-7, который сидел на метровой глубине. Завести буксирный трос, из-за метеорологической ситуации, также не удалось. Катер удалось снять только 4 октября.

    В 05.45 «Марешти» и «Мурджеску» прибыли в Сулину и в 14.00 эти корабли вышли к месту гибели «Зальцбурга». К этому же времени началось и воздушное патрулирование района между Сулиной и местом аварии «Зальцбурга». Однако, никакой информации о результатах ПЛО поиска румынских кораблей и немецких гидросамолетов 2 октября в КТВ МУКК и АЧМ не обнаружено.

    В этой связи необходимо отметить, что в октябре 1942 года, из всех надводных кораблей ВМС Германии и Румынии на Черном море, для советских подводных лодок наибольшую опасность представлял охотник за ПЛ «Ксантен». Дело в том, что на тот момент, это был единственный корабль противника на Черном море, оборудованный гидролокатором, кроме того, он нес на борту 40 глубинных бомб и, по сути, являлся единственным специализированным кораблем ПЛО, которым обладал противник на всем Черноморском театре. Однако, именно 2 октября Адмирал Черного моря, обратился в Штаб МУКК с предложением рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего применения «Ксантена» в течении ближайших месяцев. Дело в том, что ВМС Германии на ЧМ в то время столкнулись с серьезным топливным кризисом. «Ксантен» потреблял при интенсивном использовании 3 тысячи тонн дизтоплива в месяц, а вся норма выдачи горючего для всех ВМС Германии на ЧМ, в октябре 1942 планировалась именно в эти самые 3 тысячи тонн! И по мнению представителей службы снабжения, улучшения ситуации с топливом, в течении предстоящих зимних месяцев ожидать не приходилось. Выход немецкое командование видело только в переводе «Ксантена» на твердое топливо, то есть, в постановке корабля на ремонт с заменой ДВС на паровые машины.

    В конечном итоге, Штабу МУКК удалось «Ксантен» отстоять и отложить модернизацию корабля (если это так можно назвать) до января 1943 года. Однако, в поиске советских ПЛ в первых числах октября 1942 года этот корабль участия не принимал.

    *******

    Таким образом, все вышеизложенное позволяет сделать вполне определенные выводы относительно причины гибели транспорта «Зальцбург», относительно результативности ПЛО атак в районе места гибели транспорта имевших место 1 октября 1942 года, а так же, относительно хода самой спасательной операции.

    1) Причина гибели транспорта «Зальцбург» непосредственному свидетелю тех событий лейтенанту Шайю виделась вполне однозначно – торпедная атака советской подводной лодки. Именно эту версию он изложил в своем итоговом Отчете, эта же версия фигурирует в ЖБД МУКК и в ЖБД АЧМ. Иные версии ни в Отчете Шайя, ни в обоих рассмотренных ЖБД даже не упоминаются. Это позволяет практически однозначно утверждать, что транспорт «Зальцбург» действительно был торпедирован подводной лодкой М-118.

    2) Никакой атаки румынского самолета, осуществлявшего ПЛО патрулирование над конвоем, якобы имевшей место днем 1 октября 1942 года, в Отчете лейтенанта Шайя не упоминается. Нет упоминания о такой атаке ни в КТВ МУКК, ни в КТВ АЧМ. Так же в этих документах нет упоминания о возможных атаках авиации 2 октября 1942 года в районе Сулина – точка гибели «Зальцбурга.

    3) Обе атаки румынских канлодок, выполненные ими днем 1 октября в районе гибели «Зальцбурга», проводились не по данным авиации, а по результатам собственных наблюдений. При этом, данные авиации постоянно разнились с данными кораблей. Именно поэтому, у немцев перманентно складывалось ложное впечатление о присутствии в данном районе сразу двух советских ПЛ. Сами атаки румынских кораблей, непосредственным свидетелем этих событий, лейтенантом Шай, оцениваются крайне низко и характеризуются, как плохо продуманные, короткие и сумбурные. О результатах этих атак ни в одном из рассмотренных документов данных нет. Практически наверняка, эти результаты были равны нулю. Иначе, трудно тогда объяснить зачем Штаб МУКК запланировал проведение ПЛО поиска при поддержке авиации в районе Сулина – точка гибели «Зальцбурга», в течении всего последующего дня 2 октября 1942 года.

    Таким образом, в рассмотренных документах не обнаружено никаких данных, говорящих о том, что ПЛ М-118 погибла 1-2 октября в районе гибели транспорта «Зальцбург».

    Что же касается спасательной операции, то выводы можно сделать следующие.

    1) Спасательная операция была начата незамедлительно и проводилась, не взирая на сложные метеоусловия, с использованием всех средств и возможностей, которыми обладал противник в данном районе.

    2) Согласно ЖБД АЧМ итоговые цифры спасенных были таковы: 16 немцев, 47 румын и более 200 (минимум – 208) советских военнопленных. Таким образом, судьба более чем 2000 наших военнопленных осталась неизвестной. Однако из этого не следуют, что все эти люди погибли. Конечно, не вызывает сомнения тот факт, что 1 октября и в последующие дни море выбросило на берег в районе гибели «Зальцбурга» сотни тел наших соотечественников, однако, без сомнения, что еще сотни (точной цифры не знает никто) все же сумели бежать, воспользовавшись сложившейся ситуацией. Кстати, сам факт наличия такого количества выброшенных на берег тел, говорит о том, что эти люди погибли не в закрытых трюмах «Зальцбурга», а в открытом море. Тем самым, нет никаких оснований утверждать, что военнопленные были намерено, оставлены в трюмах судна и лишены возможности спастись. В то же время, нет никаких данных о том, что во время спасательной операции имели место массовые расстрелы пленных в воде, на борту судна, или уже на берегу.

    3) Очевидно, что на оставшихся над водой надстройках «Зальцбурга», внутри их, на мачтах, других выступающих частях судна могли спастись и укрыться сотни людей. Температура окружающего воздуха была практической летней, 15 – 20 градусов Цельсия. При такой температуре, человек, даже в мокрой одежде, может продержаться, в ожидании помощи, в течение продолжительного времени. Складывается полное ощущение того, что немцы и румыны, в итоге, сняли всех военнопленных, которые остались на «Зальцбурге». Почему же остальные пленные оказались в море, несмотря на возможность оставаться на судне? Судя по всему, пленные, находившееся на борту «Зальцбурга», сразу же после торпедирования, разделились на две неравные группы. Первая группа, а это более 90 % всех пленных, увидела в случившемся возможность спастись от «прелестей» немецкого плена, и решила рискнуть жизнью, ради возможности обрести свободу. Многие из этих людей погибли, но часть из них, все же сумели бежать. Вторая группа пленных (около 10 %) решила остаться на судне. Упрекать их за это, конечно, нельзя. Скорее всего, это были самые слабые и больные люди. К счастью, большинство из них, в конечном итоге, было спасено.

    Таким образом, на данный момент нет никаких оснований утверждать, что немцы и румыны умышленно отказывали в спасении нашим военнопленным. История с «Зальцбургом», похоже, не являлась военным преступлением со стороны наших противников. И уж тем более, нельзя возложить ответственность за гибель пленных на экипаж М-118! Сама война, развязанная против Советского Союза, была преступной со стороны агрессоров. Поэтому, ответственность за гибель сотен наших соотечественников, в любом случае лежит на тех, кто ее развязал, а вовсе не на экипаже ПЛ М-118, который честно выполнил свой воинский долг.

    Мой блог находят по следующим фразам