•      Войти
  • Балаклава 2006.

    Балаклава 2006

    «…»Без музыки мне оставаААться надолго нельзяЯЯЯ …», последний взмах клешнями и БАХ! — краб разлетается на мелкие кусочки по микроволновке». Все присутствующие залились смехом, а автор истории удовлетворенно допил бокал и сел на место.

    Горел притушенный свет, красиво моргали электрические свечи в больших люстрах из черного дерева. Играла тихая музыка, и весь дом был наполнен запахом шашлыка, печеной рыбы и чем-то еще до боли приятным. Стол радовал глаз, даже учитывая мой пост. Да и вербное воскресенье было как нельзя кстати, я бы не вытянул там на одних мюслях. И убил бы местного повара. Его называли коком, потому как он был и за шеф-повара, и за официанта, и за уборщика. И справлялся со всем этим на 5-ку. Мне было бы жаль его убивать.

    Недавно завершив сауну, мы ужинали и веселились, стараясь выровнять несколько смазанное впечатление от утренних погружений. Странно получилось. Вроде все как мы планировали прошло, да вот только не не всем понравилось. И у каждого были свои причины.

    Уже в 7-00 я сидел на лавке и полной грудью вдыхал влажный бриз Балаклавской бухты, ожидая Жеку, который должен был забрать меня и вписать в дом. В прекрасный дом. Приехав, я согласился со всеми эпитетами, и не столько из-за архитектуры дома, сколько из-за атмосферы, царящей там. Достаточно большой участок земли, с террасами, трехэтажным домом. Не знаю, кому он там принадлежал, наверняка не одному человеку, но то что все эти люди были настоящими охотниками — это точно. Клетки с живностью, три рыжие и злые лайки, прекрасный дратхар, сумашедший и не менее прекрасный поинтер, специально обученный сокол, масса шкур и голов животных, прекрасные экибаны и прочие инсталляции. Я бы хотел жить в подобном доме, если убрать шкуры и головы. Прекрасный дом и прекрасный сервис.

    Но приехали мы не за этим. Поэтому позавтракав (аккуратно, без фанатизму), подхватив всю свою снарягу мы двинули знакомится с нашими гидами. Они ждали нас в бухте, прям возле бывшей яхты кучмы, на борту катера «крым», про который мы знали только его водоизмещение и пассажироподъемность -12Т/12 человек. Мы не могли понять это много или мало, и поэтому хотели поскорее увидеть воочию этот командирский катер. Вобщем-то я не смог разбуплится и после того, как его увидел. Мне так и осталось непонятно большой это катер был или нет. Правильно было бы сказать — он был удовлетворительным. Я остался доволен.

    А вот  кипаж экипаж — это надо было видеть! Еще с далекого детства сложился мой стереотип касательно севастопольских аквалангистов. Закреплен он был в позапрошлом году, летом. В этом сезоне образ «румяных парней из третьей ремонтной бригады» не был развеян. Он был закреплен, проработаны темы мужественности и ответственности, и в таком виде забит в мою голову большими гвоздями. Представьте себе двухметрового гиганта, косая сажень в плечах, смотрящего вдаль и с хрипло-мужественным видом натягивающего на себя «сухой» гидрокостюм, который придавал ему схожесть с теми самыми легендарными водолазами, которые стояли у нас в аквариумах. И таких было трое! Офицер и два боевых пловца, как они сами себя называли. Из услышанного: «Чтобы труп в последствии не всплыл под действием разложения, достаточно проколоть ему желудок, мочевой пузырь и печень.» С интересом я строил догадки о том, в каких войсках они служили. Дичь!

    Насколько я понял, договаривались мы насчет гидов, а нарвались на пионер-вожатых. Нас обхватили крепкие руки вселенской заботы и ответственности, из которых вырваться было невозможно. Это и был первый незаметный подлом для моих друзей. Меня же это волновало меньше. Больше волновало другое. Привезенный мною из Киева компенсатор никак не хотел дружить с привезенным для меня из Одессы редуктором. По-этому мне в скором порядке дали компенс одного из «румяных парней». Того самого, двухметрового. И что самое очаровательное: это было «крыло» — концептуально другая модель, большей частью ориентированная на спелео-погружения. Стоит ли говорить о том, что я ни разу не ходил с таким оборудованием? Не знаю сколько было иксов в наименовании его размера, мне так и не удалось это выяснить. Равно как примерять его и подогнать. О вывешивании вообще речи не шло. Меня постоянно отвлекал от этого хозяин компенсатора в стремлении пробежаться по условным знакам и прочей теории, а также  рассказать о географии и истории местности, потому как к тому времени мы уже вышли в море. Естественно не вывешенные, не подогнанные, никакие. И это — первое погружение в сезоне.

    По плану это был чек-дайв. Это одно и спасало. К стене мы подъехали без приключений, и дружно по команде плесканулись. Я понял сразу, что это будет нелегкое погружение. Компенс мне попался — не балуйся. Для того, чтоб лечь на спину мне приходилось совершать довольно сложные маневры. Странный угол атаки незнакомых мне ласт (надо было Марика брать, так нет, взял эти) добавлял пикантности моим движениям. По команде мы начали погружение. Точнее попытались, так как вторым делом я понял, что я был явно недовешен. И не только я. Но ладно,  напрягшись, мы спикировали вниз на одних ластах. На глубине вроде держало. Попытавшись зависнуть над дном я добавил воздуха и тут началось. Тут я понял все очарование этого жилета. Я не мог поднять головы: жилет был очень большой и к тому же он постоянно пытался принять горизонтальное положение. Я не мог стравить воздух верхними клапанами. Попытался сделать это нижними, но нащупать нижний клапан не представлялось возможным. Потом я осматривал его — нить заканчивалась большой горошиной, которую в толстых перчатках мог нащупать наверное …, ну не я короче. Мне стал помогать недовешенный же Женя. Короче опускаем минуты позора, всплыли мы с Жекой гораздо раньше чем надеялись. Решили не гонятся за остальными.

    Катер подобрал нас, и еще 20 минут мы ощущали на себе довольно сильную качку, пока ждали остальных. После поезда я впервые в жизни почувствовал приступ морской болезни. Никогда меня не рубило, тем более так быстро. Пока вернулись остальные я уже был неподъемный. Это было слабо заметно, я не висел на поручнях, но ходить мне удавалось с трудом. Предпочитал сидеть или лучше — лежать на палубе, так было легче.

    Те, кто вернулся после нас были не в лучшем настроении, им достался основной удар инструкторского недовольства. И то мы делали не так, там это не сяк. Возвращались все несколько опущенные.Но как ни странно, договорились опять с теми же ребятами на завтра.

    Становилось интересно, куда это может зайти.

    Потом был вкусный обед, тихий час, экскурсия по ночной набережной, сауна, и чудесный ужин, затянувшийся до глубокой ночи. Кок просто убил всех своим салатом из рапанов. С твердым решением навешать схоластам тумакаов и показать кто что значит, мы разбрелись по койкам.

    Я кстати тоже пойду, завтра допишу что было на следующий день, потому как на следующий день все было совсем по другому. Все было просто сказочно.

    Да, Женя периодически терялся, на нем и машина, и жена, и друзья сумасшедшие, и я тут еще со своими проблемами и предложениями.

    Уходил в скиту под видом тихого часа. Так кстати он пропустил тайные эротические мечты Коли о воздушных путешествиях из Одессы на Тархан на борту мотодельтаплана собственной разработки. «С утречка грузим баллончики, все дела, поднимаемся в небо и — 200 км, это не 500 — к обеду уже на Тархане, поныряли, заправились, и к ужину домой успели.» Я представлял себе Колю (130 кг, из них 5 — золотыми изделиями) в соломенной шляпе, в очках пилота, летящего на своем доработанном СЛА, и я понимаю — мне вряд ли дано постичь ту же степень свободы мысли, разве что в срочном порядке переселится в Одессу и заняться торговлей на 7-м км.”

    Но ближе к телу, ведь мы не за этим сюда пришли!

    Утро обещало чудесный день, А Вова-кок чудесный завтрак. И уже стало традицией в 10-30 появляться на причале. И там нас уже «ждали румяные» парни. Но мы уже были готовы.

    Утро началось с небольшой разборки по понятиям. Но это были не американские аквалангисты, и не турецкие, и даже не египетские. Это были военные севастопольские аквалангисты. Ответ был тверд как гранит памятника погибшим кораблям. Махровая схоластика военного дела победила романтическое вольнодумие одесской буржуазии. Мы вынуждены были вновь подчинится и стать пионерским отрядом. Но меня «опять» это никоим образом не расстроило. Я решительно намеревался получить удовольствие от погружений.

    Еще на берегу мне дали прекрасный жилет parka2000, то что надо, всего на один размер больше. Практически идеальный компенсатор. Это сильно подняло мое настроение. Я взял более вразумительные на мой взгляд ласты, что тоже сказалось на моей самоуверенности. В лицах моих товарищей я читал ту же глубокую решимость и уверенность в своем опыте и адекватности выставляемым требованиям.

    Вот такие спокойные и уверенные в себе, мы выплыли на второй день. Мое личное самочувствие было прекрасное, морская болезнь не мучила (да и море было заметно спокойнее), светило солнце, в общем, если забыть о том, что температура воды не превышала 10-ти градусов, можно было бы смело сказать, что погода и самочувствие были летние.По мере общения с нашими гидами, в наших разговорах стали проскальзывать словечки типа «тактическая задача отделения», «управление плавучестью», пр. умняки. Я не был против, так даже интереснее. Но веду я это к тому, что пока мы плыли, бойцы посвятили нас в «тактическую задачу отделения» на сегодняшний день, мол неплохо было бы отработать «управление плавучестью» и «взаимодействие под водой».

    И вот кэп дает команду о том что мы на месте. Стена Ушакова находилась прям перед затерянным миром, т.е. практически возле мыса Ая. Судя по цвету воды и предупреждениям инструкторов за бортом ни фига не мелко. Ну так и ехали за этим, странные люди. Спокойненько взяли вещички, спаковали, и аккуратненько в водичку ЧИК! Прекрасно! Жилет — просто чудо, ласты — красота. Вода — утренняя свежесть. Товарисч из хрипло-мужественных предназначенный мне потерял ласту (первый слив в зачетку) и понырял ее искать. Мы тем временем перегруппировались и начали погружаться. Как хорошо, скажу я вам, товарищи, когда снаряга на тебе подогнана. Правда был я по прежнему недовешен, но это не испортило настроение. Аккуратненько подныриваем на 4 метра и дальше уже ложимся на воду, как парашютист на восходящий поток, и плавненько начинаем спуск. Никакой суеты, практически в позе будды, мы приближаемся ко дну и замираем на отметке 25 в метре от дна. Отлично! Что они там насчет нашей плавучести говорили? Где вааще этот с ластой?

    Видимость как для Черного моря прекрасная, температура.. ну не самая теплая. Благодаря ей я наблюдал странный феномен. Имя этому феномену — наши лица. Точнее их цвет. Чтоб не соврать были наши лица не с красным знаменем ни фига. Были они с фантомасом цвета одного. Ну в ноль фантомас. Мне аж страшно стало в первые минуты. Но я убил в себе гомофоба, пообсчался с Жекой, с одним из румяных парней, выяснил их планы на будущее. Совпадали с моими. Мы стояли непосредственно под стеной на наклонном дне. Уклон уводил вниз. Инструктора скомандовали и мы двинулись.

    КАК МЫ ШЛИ!!! Если бы отряд пионеров мог зависать в метре над землей в своем передвижении к светлому будущему, он был бы чем-то похож на наше отделение. Я плакаль! мужественное выражение не сходило с наших лиц даже во время редких диалогов. Некоторые из особо циничных взялись за руки, но и так было прекрасно. Попарно, с равными промежутками мы уходили за камень и начинали спуск. периодически я переворачивался на спину и наблюдал уходящие вверх пузыри воздуха, пока не осознал, что уже не вижу поверхности моря. Только серый градиент и темную стену, которая уходила все ниже и ниже. Через некоторое время мы отвернули от самой стены и продолжили перемещение от нее, плавно паря над дном, которое все еще опускалось. Так — несколько минут. Наконец дно выровнялось. Я остановился. Все следом остановились. ДЗЕНЬ — дзенькнул колокольчик в голове. Приехали. Глянем на консоль. 42 метра. Поздравляю, товарищи! Свой личный рекорд я побил очень легко. Только вот где мы?

    Выключли отопление, приглушили свет, лица окрасили уже практически серым цветом. Но субъективно — ничего особенного. Разве что дыхание несколько тяжелее. Я представил себе, как с каждым вдохом я вдыхаю в пять раз больше воздуха, чем на поверхности. Это ж какой объем у моих легких мог быть? Если долго себе это представлять, то точка сборки начинает медленно сдвигаться. А потом вдруг БАЦ — прекрасное самочувствие на фоне необычайной ясности мысли, полный контроль ситуации, целый океан умиротворенности и спокойствия. Паришь так над дном, как субстанция, а внутри хорошо так, внутри всякие приятные мысли. Холод не смущает, все осознаешь с абсолютной отчетливостью. Мысль «Вот он стучится, азотный приход» была в первой десятке. Но учитывая то, что я прекрасно осознавал вероятность такого расклада, кроме того, я ничуть не потерял ясности мышления, мне не хотелось ни сбросить маску и плыть на перегонки с дельфинами (ох и много же их там было), ни что самое главное, стянуть ее с других. Поэтому я ограничился строгим контролем движений, и так вот и полетел, над дном паря. А пока я там парил ниже меня что-то происходило.

    Коля стоял лицом к лицу с «румяным парнем» (самым большим из них) и плавно так вытягивал свой нож из ножен. Мысли «Оппа! Приехали. Коляшу штыркнуло гораздо больше чем меня!» и «Сейчас мы покажем этим, кто здесь чайники!» пронеслись в моей парящей голове одновременно. Но слава богу, дело было совсем в другом. В руках «румяного парня» мне вдруг стала заметна достаточно крупная рыбина. Я присмотрелся и подумал, что она очень похожа на скорпену. Как потом оказалось, так оно и было. Достаточно крупная скорпена (http://www.floranimal.ru/pages/animal/s/3882.html). Скорее всего, Коля попросил морячка отпустить рыбу, чтобы сразу затем аккуратно так нанизать ее на нож и тем самым сохранить свое здоровье и долголетие, а может быть даже приобщится к чему-то очень вкусному. Морячек и отпустил.

    А теперь представьте себе Колю, в соломенной шляпе, в летных очках, в ластах, недалеко от своего мотодельтаплана, гоняющегося с ножом по богатому живностью Черноморскому бассейну за скорпеной-рыбой. Потому что он ее хочет изучить, да он голоден в конце концов. Торжественный момент истины в постижении многомерности натуры моих новых друзей. Все смеялись, я плакаль!

    О. Наконец-то нашелся мой личный инструктор. Нашел ласту? Маладца. Только что же то он постоянно спрашивает сколько у меня воздуха. Показав ему кулак и два пальца, я поплыл дальше, наблюдая за плывущими ниже друзьями. Договоренность была всплывать на 50-ти, так что мне еще дышать и дышать. Было чудесно. Я как всегда начал вытворять всякие гнусности, подкрадываться незаметно сзади к аквалангистам и свисать с верхнего горизонта их масок, одновременно кладя им руки на плечи. За что получил нагоняй и успокоился. Однака настырный малый с найденной ластой опять начал меня спрашивать о воздухе. 60. А чего это вас так интересует? Ууу, да у вас на 30-ти уже. А ведь еще декопресоваться придется, милейший. Командует наверх. Лайно пытання. Остальные уходят дальше, мы всплываем.

    Медленно, по пути блуждая в лабиринтах камней и маленьких гротов. Пару минут безделья на 10-ти метрах, и мы на поверхности. Все! еще пять минут и на поверхности показались все остальные. Мы были уже на борту, так что подняв быстро братву, рванули на второе погружение. Для меня, честно говоря, второе погружение было как откровение, но оказалось, что у инструкторов было много баллонов (это редкость ехать погружаться со своими баллонами, а именно так мы и сделали) и были желающие погружаться еще. Я сначала отказался по причине гребаной гипотермии, но отогревшись на палубе я решил рвануть еще раз. Женька повредил ухо и остался скрежетать зубами на борту.

    Тактической задачей звена на второе погружение был сбор представителей фауны, в частности рапанов и камбал для ужина, а также просто отдых, личное, так сказать. Лично моей задачей было информационное освещение данного события посредством мыльницы, облаченной в гермочехол.

    Ну мы и рванули. Инструктор, сказавший нам,что мол «вы идете втроем вместе, а я вас просто контролирую», первым расправил садок и порыл куда-то, где нас в то время не было (второй слив в зачетку профессионалов). Потынявшись, нашел достаточно большой якорь, устроили фото сессию. Думаю ни фига не получится. Ребята сосредоточились на ужине, мне же это было неинтересно, к тому же пришлось рыть к инструктору, потому как он ушел уже совсем далеко. Через пяток минут наши двойки совсем потеряли друг друга из виду, и я просто расслабившись принялся наматывать круги вокруг «румяного парня» отрабатывая всякую чушь и разглядывая флору и фауну. Основным впечатлением от этого погружения было то, что я никак не мог выдышать баллон. Я понял, что я скорее замерзну, чем выдышу его. В результате всплыл я с 70-ю атмосферами, закоченевший порядком. Минут 50 мы там пробыли это точно.

    Все! Отныряли. Быстрый галоп домой, обед, и за 30 минут до поезда мы рванули домой. Женька с Катюшей — в Одессу, я — В Киев, ребята остались отдыхать.

    Мой блог находят по следующим фразам